» » Клиническая смерть и религия
загрузка...

Клиническая смерть и религия

«Клиническая смерть изменила мою судьбу и жизненный путь»

Многих потрясло сообщение о том, что «Мэри Поппинс» Наталья Андрейченкооткрыла в Мексике, на берегу Карибского моря собственный духовный центр. «Как это произошло? Почему?» – интересовались наши читатели. Мы решили дать слово самой актрисе.

«А Наташа-то где?»

- Наталья, когда вы впервые решили заняться йогой и начали духовный путь?

- В 24 года я прошла через первую клиническую смерть. И самое главное, что я поняла – что «я не есть это физическое тело». В 34 года случилась вторая клиническая смерть. И я поняла, что если в последние секунды ты молишься или просишь о помощи за кого-то другого, а не за себя, то ты остаешься жить.

Меня сбила машина, а конкретно - проехала по мне. Ну а потом все как у всех… Больница, приговор врачей, что буду обездвижена. Тогда в моей жизни и появилась йога — я стала терять гибкость, не могла ходить. По идее после того, что случилось, я вообще не должна была ходить. А я не только хожу, но и занимаюсь такой серьезной йогой (смеется), просто ой-ей-ей.

Всенародно любимая «Мэри Поппинс» пережила две клинические смерти. Фото: кадр из фильма

Вот несколько ярких примеров использования биолокации в современное время и в недавнем прошлом: операторы на газопроводе Торжок — Минск — Ивацевичи обнаружили точное количество пересечений с кабелями и другими трубопроводами; во время Второй мировой войны немцы иногда проверяли потопление кораблей противника, водя рамкой над фотографией конкретного крейсера на морской карте; в археологических работах ЛГУ операторы указали место фундамента древнего храма начала второго тысячелетия.

Даже в словаре В. Даля есть слово «рабдомантия», что означает поиск с помощью жезла источников, мест для колодцев, руд и т. д. Этой «забавой» увлекались даже М.В. Ломоносов и И.В. Гете, что также отразилось в таких строках из «Фауста»:

К жилам золота в граните,

К залежам железных руд

Вместо путеводной нити

Гному дан волшебный прут.

Что касается природы явления, то оно не поддается четкой проверке в лабораторных условиях. Самое главное, что нужно понять: поиск выполняет не лоза в руках человека, как многие думают, а он сам. Предметы в его руках, по сути, любые, лишь отражают неопределенные внутренние импульсы в подсознании человека, как раз и производящие поиск. Этой практикой может овладеть любой человек. Для этого нужны рамки в форме угла и умение концентрироваться на объекте поиска. Во время процесса можно задавать программу реакции рамки на то или иное событие или объект. Профессионалы биолокации говорят, что этим нельзя злоупотреблять, поскольку может настать энергетическое истощение. С помощью рамки или своеобразного ее аналога — маятника производится медицинская диагностика, что активно пропагандировал целитель Анатолий Бабич. После подобных диагностик всегда следует обращаться к настоящим врачам.

История Оракула не может дать объяснения многим аспектам явления клинической смерти. Нужны другие источники и методы познания. К примеру, во время работы над первым выпуском передачи «Необъяснимо, но факт» ее ведущему, Сергею Дружко, пришла на ум крайне дерзкая идея. Такого еще не было: он решил увидеть своими глазами настоящую смерть человека в надежде на получение новых свидетельств чего бы то ни было.

Единственная возможность это сделать в короткий срок — дежурить с бригадой экстренной медицинской реанимации. Используя все возможные доводы, удалось договориться с одной из московских станций «Скорой помощи».

К сожалению, в большом мегаполисе вызовов с возможным летальным исходом долго ждать не приходится. Если не верите, сходите в любой московский морг. Вашему взору предстанут горы трупов разной степени подготовленности к погребению. И это нескончаемый конвейер «жизни». В дежурную часть тогда быстро поступил вызов. У кого-то был инфаркт. Конвейер всегда в движении.

Сергей не думая, да на это и не было времени, присоединился к опытным врачам-реаниматологам. На бешеной скорости «Скорая» примчалась к обычной панельной многоэтажке. Врачи одни вбежали в дом и через некоторое время оттуда вынесли на носилках достаточно молодого человека. Быстро погрузили его в машину и еще быстрей помчались в клинику. Перед глазами Сергея начала происходить типичная сцена реанимации. Чтобы ничего не упустить, он достал видеокамеру, которая, как вы знаете, у него всегда с собой, и, находясь в салоне водителя, никому не мешая, начал снимать весь страшный процесс. Мрак за окнами, рев сирены, напряженная активность врачей — все это оставляет самые неизгладимые впечатления, особенно если осознаешь, что сейчас решается вопрос чьей-то жизни. Или кто-то решает… А ведь многие из нас окажутся в положении этого молодого человека рано или поздно.

Инъекции. Кислородная маска. Смертельный ритм пикающих приборов. Нервозность врачей. Все попадает в объектив камеры Сергея. Вдруг начинает происходить что-то ужасное. На всем печально известном экране появляется еще более печально известная прямая линия. Пикание сменяется сплошным писком.

Теперь настала очередь массажа сердца и разрядов. Первый разряд. Второй разряд. Третий разряд. Ничего. Время идет, но писк не исчезает. Сергей говорил, что в этот момент создалось впечатление, что в машине присутствует нечто еще. Неизвестное, ужасное, но почему-то где-то в глубине души знакомое. Казалось, время замедляется, а воздух становится плотным. У всех в машине учащается сердцебиение. Нечто потустороннее становится практически осязаемым. И в этот момент Сергей замечает на экране видеокамеры что-то странное, что также могли видеть зрители канала ТНТ.

Над телом умирающего человека, за чью жизнь так отчаянно борются профессиональные врачи, появляется некая дымка. Она словно облако. В это трудно поверить, даже когда ты все видишь собственными глазами. Как назло, возникли проблемы с камерой. Она только что работала вполне нормально, но в тот момент того и гляди могла совсем отключиться. Неужели на это как-то влияло странное облако? Разряды продолжались, но линия была все такая же ровная и спокойная, как и неподвижное тело.

Через пять или шесть минут облако начало рассеиваться. Еще через некоторое время изможденные и расстроенные врачи заканчивают свои попытки вернуть человека к жизни.

Существует оправданный скепсис в отношении реальности предыдущего случая, однако подобная история произошла несколько лет назад во время смерти некой 32-летней Карины Фишер в больнице «Святого Сердца». Это был один из немногих случаев, когда рядовая операция вошла в анналы всех возможных парапсихологических архивов.

Суть в том, что во время операции над сердцем в операционной присутствовал госпитальный фотограф Петер Валентайн. Время от времени он делал нужные фотографии. Так получилось, что одна из них выпала как раз на тот момент, когда появилась та самая прямая линия, то есть сердце К. Фишер перестало биться. Это была 43-я минута. Когда начали печатать фотографии, то на них оказалась четко различимая сияющая фигура человека, возносимая над операционным столом. Сначала Петер Валентайн подумал, что над ним кто-то пошутил, что было опровергнуто, после того как фотографии отдали на экспертизу, доказавшую, что они не фальшивки.

Во время процесса никто из врачей, в том числе фотограф, ничего подобного не видел. Вероятно, пленка оказалась чувствительней человеческого глаза.

Казалось бы, типичная байка невменяемых уфологов. Но вот что было дальше: когда П. Валентайн показал фото больничному священнику, тот был настолько ошарашен снимком, что настоял на его рассылке ученым и духовным лицам по всей Европе. Также эту фотографию запросил Ватикан и признал самым ярким доказательством жизни после смерти! То есть сама Католическая Церковь склоняется к мнению, что это была душа. Такого исхода ситуации никто не ожидал. Впоследствии фотографию множество раз проверяли, но так и не нашли предпосылок к тому, чтобы считать ее подделкой.

Теперь П. Валентайн загорелся идеей снимать смерть людей настолько активно, что теперь в больнице «Святого Сердца» пациентам очень легко определить степень тяжести собственной операции. Это зависит от присутствия или отсутствия Петера в операционной.

Что касается записи на видеокамеру странного облака в карете «Скорой помощи», врачи-реаниматологи рассказывают, что подобное облако появляется практически каждый раз при реанимации. Неужели это и есть душа, и что тогда она видит и понимает в такой момент?

На вопрос, что душа видит в момент смерти, поможет ответить одна неоднозначная уникальная история, случившаяся еще в советскую эпоху и нашумевшая на весь СССР.

5 марта 1919 года в селе Ярки Новосибирской области появилась на свет Устюжанина Клавдия Никитична. Всю жизнь она росла типичным советским человеком и ничем особенным не выделялась. Воспитанная атеистическим строем, она смеялась над верующими и была далека от чего-либо духовного. Так бы и прожила она свою жизнь в счастье и горе, пока ей не поставили неожиданный диагноз: рак поперечно-ободочной кишки.

На 19 февраля 1964 года ей была назначена операция. Однако у хирургов под руководством профессора Израиля Исаевича Неймарка что-то не заладилось, и Клавдия, вместо того чтобы быть в беспамятном наркозе, неожиданно оказалась парящей над операционным столом. Поначалу она не поняла, что происходит, но воспользовалась случаем и просто наблюдала за происходящим. Однако операция прекратилась. Причем почему-то никто не стал накладывать аккуратные швы на распоротый живот, быстро прошлись большими стежками и покатили ее прямиком в холодильник морга. Не стоит забывать, что все это время она все слышала, видела и уже понимала, что происходит.

Другие органы человека, такие как сердце, легкие, печень и почки, могут обходиться без кислорода намного дольше. Поэтому не стоит удивляться пересадке, например, почек, взятых от пациента с уже погибшим мозгом. Несмотря на смерть мозга, почки еще некоторое время находятся в рабочем состоянии. А мышцы и клетки кишечника живут без кислорода на протяжении шести часов.

В настоящее время разработаны методы, которые позволяют увеличить продолжительность клинической смерти до двух часов. Такой эффект достигается при помощи гипотермии, то есть искусственного охлаждения организма.

Фото: ТАСС/Владимир Смирнов


Как правило (если, конечно, дело происходит не в клинике под наблюдением врачей), достаточно трудно определить, когда именно произошла остановка сердца. По действующим нормативам врачи обязаны проводить реанимационные мероприятия: массаж сердца, искусственное дыхание в течение 30 минут от начала. Если за это время реанимировать больного не удалось, то констатируется биологическая смерть.

Все то, что называется причиной смерти на самом деле является лишь видимостью. Смерть наступает из-за того, что душа покидает тело. Это на протяжении тысячелетий утверждает религия Ислам.

Продолжительность клинической смерти определяется сроком, в течение которого высшие отделы головного мозга (подкорка и особенно кора) способны сохранить жизнеспособность в условиях гипоксии. Характеризуя клиническую смерть, В. А. Неговский говорит о двух сроках.

  • Первый срок клинической смерти длится всего 3—5 минут. Это то время, в течение которого высшие отделы головного мозга сохраняют свою жизнеспособность при аноксии (отсутствие снабжения органов, в частности — головного мозга кислородом) в условиях нормотермии (температура тела — 36,5 °C). Вся мировая практика свидетельствует о том, что при превышении этого срока оживление людей возможно, но в результате наступает декортикация (гибель коры головного мозга) или даже децеребрация (гибель всех отделов головного мозга).
  • Но может быть и второй срок клинической смерти, с которым врачам приходится сталкиваться при оказании помощи или в особых условиях. Второй срок клинической смерти может продолжаться десятки минут, и реанимационные мероприятия (методы оживления) будут весьма эффективны. Второй срок клинической смерти наблюдается, когда создаются особые условия для замедления процессов дегенерации высших отделов головного мозга при гипоксии (снижение содержания кислорода в крови) или аноксии (см. выше).

Продолжительность клинической смерти увеличивается в условиях гипотермии (искусственное охлаждение органа или всего организма), при поражениях электрическим током, при утоплении. В условиях клинической практики этого можно достичь путём физических воздействий (гипотермия головы, гипербарическая оксигенация — дыхание кислородом при повышенном давлении в специальной камере), применением фармакологических веществ, создающих состояние, подобное анабиозу (резкое снижение обмена веществ), гемосорбции (аппаратное очищение крови), переливания свежей (не консервированной) донорской крови и некоторых других.

Биологическая смерть человека констатируется по комплексу признаков, связанных с «витальным треножником»: деятельность сердца, сохранность дыхания и функция центральной нервной системы.

Проверка сохранности функции дыхания. В настоящее время достоверных признаков сохранности дыхания не существует. В зависимости от условий внешней среды можно использовать холодное зеркало, пушинку, производить аускультацию дыхания или пробу Винслова, которая заключается в том, что на грудь пациента ставят сосуд с водой и по колебанию поверхности воды судят о наличии дыхательных движений грудной стенки. Порыв ветра или сквозняк, повышенная влажность и температура в помещении или проходящий транспорт могут оказать влияние на результаты этих исследований, и выводы о наличии или отсутствии дыхания будут неверными.

Более информативными для диагностики смерти являются пробы, указывающие на сохранение сердечно-сосудистой функции. Аускультация сердца, пальпация пульса на центральных и периферических сосудах, пальпация сердечного толчка — эти исследования нельзя в полной мере считать достоверными. Даже при исследовании функции сердечно-сосудистой системы в условиях клиники очень слабые сердечные сокращения могут быть не замечены врачом, либо сокращения собственного сердца будут оценены как наличие такой функции. Клиницисты советуют проводить аускультацию сердца и пальпацию пульса короткими промежутками, длительностью не более одной минуты. Весьма интересна и доказательна даже при минимальном кровообращении проба Магнуса, заключающаяся в тугой перетяжке пальца. При имеющемся кровообращении в месте перетяжки кожный покров бледнеет, а периферический — приобретает цианотичный оттенок. После снятия перетяжки происходит восстановление окраски. Определенную информацию может дать просмотр на просвет мочки уха, которая при наличии кровообращения имеет красновато-розовый цвет, а у трупа — серо-белый. В XIX веке для диагностики сохранности функции сердечно-сосудистой системы предлагались весьма специфичные пробы, например: проба Верня — артериотомия височной артерии, или проба Бушу — стальная игла, вколотая в тело, у живого человека через полчаса теряет блеск, первая проба Икара — внутривенное введение раствора флюоресцеина даёт быстрое окрашивание кожи у живого человека в желтоватый цвет, а склер — в зеленоватый и некоторые другие. Эти пробы имеют в настоящее время только исторический, а не практический интерес. Вряд ли разумно проводить артериотомию у человека, находящегося в состоянии шока и на месте происшествия, где невозможно соблюдать условия асептики и антисептики, либо ждать полчаса пока потускнеет стальная игла, а тем более вводить флюоресцеин, который на свету у живого человека вызывает гемолиз.

Сохранность функции центральной нервной системы является важнейшим показателем жизни. На месте происшествия констатация смерти мозга принципиально невозможна. Функция нервной системы проверяется по сохранению или отсутствию сознания, пассивному положению тела, расслаблению мускулатуры и отсутствию её тонуса, отсутствию реакции на внешние раздражители — нашатырный спирт, слабые болевые воздействия (покалывания иглой, растирание мочки уха, поколачивания по щекам и другие). Ценными признаками являются отсутствие роговичного рефлекса, реакции зрачков на свет. В XIX веке для проверки функции нервной системы использовались чрезвычайно необычные и подчас весьма жестокие способы. Так, предлагалась проба Жоза, для проведения которой были изобретены и запатентованы специальные щипцы. При ущемлении складки кожи в этих щипцах человек испытывал сильные болевые ощущения. Также в расчёте на болевую реакцию основана проба Дегранжа — введение в сосок кипящего масла, или проба Разе — удары по пяткам, или прижигание пяток и других участков тела раскалённым железом. Пробы очень своеобразные, жестокие, показывающие до каких ухищрений доходили врачи в сложной проблеме констатации функции центральной нервной системы.

Одним из наиболее ранних и ценных признаков наступления смерти является «феномен кошачьего зрачка», иногда называемый признаком Белоглазова. Форма зрачка у человека определяется двумя параметрами, а именно: тонусом мышцы, сужающей зрачок, и внутриглазным давлением. Причём основным фактором является тонус мышцы. При отсутствии функции нервной системы прекращается иннервация мышцы, сужающей зрачок, и тонус её отсутствует. При сдавлении пальцами в боковом или вертикальном направлениях, которое необходимо проводить осторожно, чтобы не повредить глазное яблоко, зрачок приобретает овальную форму. Способствующим моментом для изменения формы зрачка является падение внутриглазного давления, определяющего тонус глазного яблока, а оно, в свою очередь, зависит от артериального давления. Таким образом, признак Белоглазова, или «феномен кошачьего зрачка» свидетельствует об отсутствии иннервации мышцы и одновременно о падении внутриглазного давления, которое связано с артериальным.

Инструкция по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий, утвержденная Минздравом России в 2003 г., предусматривает констатацию смерти человека либо биологической смерти на основании наличия трупных изменений, либо при смерти мозга, которая устанавливается в предусмотренном порядке. Реанимационные мероприятия могут быть прекращены только при констатации смерти человека на основании смерти мозга или при их неэффективности в течение 30 минут. При этом реанимационные мероприятия не проводятся при наличии признаков биологической смерти, а также при наступлении состояния клинической смерти на фоне прогрессирования достоверно установленных неизлечимых заболеваний или неизлечимых последствий острой травмы, несовместимой с жизнью[5].

Я поняла одну вещь, что у нас нет времени на плохие дела, мы должны делать только хорошие дела для нашего блага... на той стороне. Это как в банке: сколько вложишь, столько и получишь в конце.

© Р.Вебстер " Воспоминания о прошлых жизнях"

"...Эдгaр Кейси (Сaусе) (1877-1945 гг.), убежденный христиaнин и врaч, стaл глaвным зaщитником идеи реинкaрнaции. Он зaинтересовaлся ею, когдa, нaходясь в трaнсе, упомянул о кaрме. До этого он ничего не слышaл о кaрме и считaл, что реинкaрнaция относится к языческим веровaниям. К счaстью, друзья посоветовaли ему продолжить исследовaние этого вопросa. В результaте проведенных экспериментов он пришел к зaключению, что в реинкaрнaции нет, по сути, ничего языческого. Его способность зaглядывaть в прошлые жизни позволилa ему горaздо эффективнее, чем когдa-либо, лечить своих пaциентов - кaк их телa, тaк и души. В период с 1923 по 1945 гг. Кейси описaл около 2500 прошлых жизней, описaния сохрaнились в aрхивaх Ассоциaции исследовaний и просвещения Вирджинии10. Они ясно покaзывaют, кaкие изменения претерпевaет человеческaя личность нa пути от одной жизни к другой."

21%

were
told of their past lives (получили сведения о прошлой жизни)

19%

experienced
some form of hell (испытали определенные формы ада)

17%

saw
a "City of light" (видели "город света")

13%

  • "Неспособность выразить словами"
  • Способность слышать
  • "Ощущение покоя" или "страха"(при самоубийстве)
  • Шум, звон различной интенсивности.
  • Темный тоннель, темная пустота
  • "Выход из тела", "перемещение в пространстве независимо
    от мертвого тела"
  • Обострение физических чувств(слух, зрение, обоняние)
  • Встречи с другими лицами, часто - умершими ранее, особое выделение
    светящегося "духа", "ангела"
  • Картины прошлой жизни
  • Достижение какого-то предела (весьма размытое понятие)
  • Нежелание возвращаться

А теперь я попробую привести те же симптомы в несколько иной терминологии:

  • затруднение выражения виденных образов в символах второй сигнальной
    системы
  • усиление патологической доминанты(очага возбуждения коры) слуховым
    раздражителем
  • торможение отделов мозга, стимулирующих работу коры
  • более сильное энергетическое обеспечение механизмов центрального зрения
  • различные нарушения целостной работы центральной нервной системы
  • большая стойкость глубоких очагов возбуждения, имеющих между собой
    выраженные связи
  • полное прекращение интеграционной(объединяющей) функции коры

Это перечисление ничего не напоминает врачам интенсивной терапии? Симптомы
почти дословно взяты из описания действия кетамина (кеталар, каллипсол)
на центральную нервную систему (проф.Л.П.Чепкий). Отличительная особенность
этого препарата - вызывание изменений процессов возбуждения - торможения
коры головного мозга - так называемый диссоциативный(разделяющий) наркоз.
В результате больные не чувствуют конкретных раздражений(боль, чувство
давления и растяжения), но тоже слышат, видят (и, кстати, довольно часто
тоннель или "трубу"), куда-то "уходят", "возносятся",
встречают близких и т.д. И ведь все это неоднократно описано в специальной
литературе. Просто удивляет способность некоторых авторов "не видеть
того, что им не нужно". В лучшем случае, следует оговорка - "люди,
которых я опрашивал, не были под наркозом".

А это уже сознательное или "защитное" передергивание. Речь
ведь идет не о наркозе, а о нарушениях связей между участками коры головного
мозга, вызывающих конкретные симптомы. При умирании такие процессы обусловлены
кислородным голоданием тканей и снижением pH, но они наступают и проявляются
на первом этапе умирания (когда кора еще не отключилась) и после оживления
(если мозг не погиб).

В заключение хочу привести еще некоторые состояния, сопровождающиеся
нарушением корковых связей и вышеперечисленными симптомами.

  • отравления (нередко передозировки некоторых лекарственных веществ,
    сопровождающиеся глубокой комой, принимаются за смерть). И если больной
    выведен из этого состояния, он описывает почти все вышеперечисленные
    симптомы, а иногда даже уверен, что побывал на том свете(C.Theines,
    T.Haley - Клиническая токсикология, Филад.1972).
  • действие некоторых препаратов, влияющих на психику(без передозировки)
    - упоминавшийся кетамин, ЛСД.

Молния

Хотя были проведены многочисленные исследования предсмертных переживаний во время клинической смерти, ученые вовсе не отвергают совокупность всего опыта как простой результат нормальных неврологических функций. Есть известный случай Марии, работницы-мигрантки, пережившей клиническую смерть. Она якобы покинула свое тело и отправилась в окно за пределы своей палаты, когда увидела теннисную туфлю на ступеньке через окно третьего этажа. Соцработник не только нашел туфлю, но и признал, что не было никакого способа узнать о ее местонахождении.

Другой известный опыт клинической смерти описал доктор Тони Цикориа, в которого ударила молния в 1994 году. Спустя несколько недель после удара доктор Цикориа, который обладал докторской степенью в неврологии, внезапно ощутил желание играть и писать музыку. Он изменился благодаря пережитому и, по его собственным словам, не видел «никакого различия между религией и неврологией — если Бог работает над человеком или в человеке, Он может делать это через нервную систему, через отдельные части мозга или через духовное чувство и веру».

Впрочем, пока точного ответа на вопрос о клинической смерти нет, вы вправе выбирать любой из возможных вариантов.

По материалам listverse.com

Наверх